ворота ста печалей

00:33 

olga_endymion
Жизнь - это апельсин
17.06.2017 в 22:24
Пишет Maurimau:

Лето - пора флешмобов!
Докторо-флэшмоб, утащила у taurusmay. Однажды это должно было случиться и, конечно, я его традиционно заброшу, но как и всегда, когда дело касается Доктора, однажды вернусь.
День 1. Любимый Доктор.
Честное слово, я пыталась. Я думала о том, каким потрясающим был Девятый: сильным, решительным, отчаянно смелым - и полным вины, которую он затолкал в самые дальние уголки своей души, воистину безразмерной. Спрятал так глубоко, сбросил сверху рояль и наковальню, засыпал песком, забетонировал, возвёл каменный курган, построил пирамиду, уронил на неё сверхновую звезду, уронил чёрную дыру, укрыл антиматерией, уложил ровными строчками кирпич на кирпич, кирпич на кирпич, кирпич на кирпич, скрепил всё раствором, разровнял, использовал как фундамент, построил сверху нового себя - иногда мне кажется, что Девятый создал себя только собственной силой воли.
Вспоминала Одиннадцатого, которого сперва долго не могла полюбить, а потом заплакала, услышав его голос в телефонной трубке во время "Глубокого вдоха". И конечно, я не могла отринуть так просто Двенадцатого, не помучившись для начала. Всей моей природе чужда такая возможность, потому что... вы же видели Двенадцатого. Не так важно, что он творит и во имя чего. Он настолько Доктор в природе своей, что не стоит придавать значения всему остальному.
Но любая попытка поговорить о Докторе, описать Доктора, докопаться до природы Доктора, признаться Доктору в любви, всегда заканчивается в этом дневнике одинаково - она заканчивается Десятым. Ничего не попишешь, так случается. Тот самый феномен, что известен в фэндоме под загадочным словосочетанием "мой Доктор". Десятый, как и прежде, самый мой. Есть в нём искренность, во всех его поступках. И отсутствие какого-либо смущения. Знаете, как иногда хочется сделать что-то такое этакое, что заставляет свидетелей глядеть на тебя, как на чудака? Поднять полный стакан палочками для еды. Или набросать на пол подушек и передвигаться только по ним, уверившись, что твердый пол обратился текучей лавой. Такое чувство, что именно этим Десятый всю свою недолгую жизнь и занимается - и настолько в этом уверен, настолько сильно в своё восприятие и свои поступки верит, что невольно начинаешь видеть текущую лаву вместе с ним.




©
Мне по-прежнему его недостает.
Думаю, вселенной его недостает тоже.


День 2. Любимый спутник.
О, они у Доктора замечательные, все. То ли у повелителей времени особый орган есть для выявления потрясающих спутников, то ли за столько лет Доктор сам чудесам узнавания научился, то ли нет на всей Земле человека, который не стал бы лучше, мудрее и добрее, получив такой шанс.
Но выбирать необходимо. И я выбираю ту, кто этот шанс сперва упустила, а потом - приложила все силы, чтобы упущенную возможность наверстать.
Донна Ноубл - женщина, отказавшаяся путешествовать с Доктором, отпустившая его одного. И затем сделавшая всё, чтобы снова его найти.
Много писала о Донне, но тем она и прекрасна: неисчерпаемы глубины души её, чем дольше под светом поворачиваешь, тем больше граней видишь, больше сияния получаешь в ответ. Донна Ноубл - совершенно обыкновенная женщина, необыкновенная в своём несовершенстве.
Мне потребовалось пролистать несколько страниц, чтобы найти гифсет с Донной, при виде которого не хотелось бы беспомощно расплакаться на первой же гифке.
Восхитительная женщина. Громкая, беспокойная, с багажом невеселых историй и комплексов за плечами, с деспотичной матерью и дедушкой-мечтателем, с неудавшимися отношениями, с неблизкими друзьями, с отпуском, который оказался слишком скучным после путешествия к началу земли, с работой, нужной только для получения пропуска, с чемоданами на любую погоду, со шлепками по рукам, с возмущённым "Марсианином!", с авторскими правами за Донной Ноубл! Я бы любила её, повстречайся она мне в жизни. Не сразу бы и не просто, но однажды сдружилась бы с ней, приглашала бы домой на чай и обнимала бы - много, часто. Сперва бы её моё подобное поведение смущало, но со временем она бы привыкла. Донна легко спускает друзьям разного рода чудачества. Ей свойственны душевная чуткость и доброта - она знает, когда людям нужна поддержка и всегда оказывает её, абсолютно естественно, словно и нельзя-невозможно иначе. Когда в конце рождественского выпуска спрашивает Доктора об имени Роуз, когда просит его не путешествовать в одиночестве, когда умоляет спасти семью Цецилия, когда столько хороших слов говорит Марте, окутывая её теплой волной понимания и доброты, такой неожиданной - но такой желанной, словно воздаёт ей за всю холодность Доктора и его отчужденность. Когда смотрит за плечо Десятого, первой увидев появившуюся на другом конце улицы Роуз.
Чем больше я пишу о ней, тем назойливее задаюсь вопросом: как же Доктор смог пережить расставание с ней?
Чем больше я пишу о ней, тем отчетливее понимаю, что нет, не пережил.
Код на все пункты, если надумаете присоединиться:

Код для докторо-обзоров:


URL записи

@темы: Впечатления, Дэвид Тэннант

URL
Комментарии
2017-07-12 в 11:53 

Ирижия
Делай добрые дела! На том свете тебе воздастся! Угольками...
Она прекрасна.
Моя любимая спутница, не глядя на то, что душевнее мне 11 доктор
Она - самая-самая

   

главная